Деньги. Банки. Кредиты. Вклады. Ипотека. Кредитные и пластиковые карты. Валюта

На главную страницу  
       На главную  |   Добавить в избранное  |   Сделать стартовой  
Разделы: деньги, банки, кредиты, вклады, ипотека, кредитные карты, пластиковые карты, валюта
Книги, литература: банки, банковское дело, финансы, страхование, бизнес, пенсионный фонд
Словари: деньги, банки, кредиты, вклады, ипотека, кредитные карты, пластиковые карты, валюта
Поиск: деньги, банки, кредиты, вклады, ипотека, кредитные карты, пластиковые карты, валюта

Российские IPO–дромы


Выйти на IPO, чтобы обскакать конкурентов, взять ценные денежные «призы» для собственников бизнеса и привлечь в компанию средства азартно делающих «ставки» биржевых игроков… Из российских компаний это первым проделал «ВымпелКом», причем сразу же на престижной зарубежной площадке — Нью–Йоркской фондовой бирже (NYSE). Через неполных десять лет отечественный бизнес стал по–настоящему входить во вкус IPO.

Прошлый 2005 год оказался рекордным по выходу российских компаний на IPO — состоялось 13 «заездов», в результате которых компании–участницы «подняли» с рынка акционерного капитала в общей сложности 4,9 миллиарда долларов инвестиций — больше, чем за все предыдущие годы.

Над страной зазвучал категорический императив: «Go public!» («Становись публичным!») Десятки компаний занялись «предпродажной подготовкой», наведением лоска на финансовую отчетность и подготовкой к «выходу в люди». Для журналистов стало хорошим тоном начинать интервью с собственниками бизнеса вопросом: «Что поделываете? Когда на IPO пойдете?» Эксперты финансового рынка стали зорко следить за изменениями в жизни компаний: «Глядите–ка: холдинг X нанимает дорогущих независимых директоров, компания Y лихорадочно вводит корпоративное управление, а корпорация Z присмирела и больше не промышляет рейдерством. Не иначе — засобирались на IPO!»

Все вполне логично. Почти любой успешный бизнес за свою историю обращается к различным источникам финансирования: привлекает средства частных инвесторов, берет кредиты в банках, выпускает корпоративные облигации. Для пущей диверсификации российским компаниям не хватало только средств, привлекаемых с организованного рынка акционерного капитала. Тем более, что эти средства выглядят очень соблазнительно: продажа доли уставного капитала на фондовой бирже, в отличие от других источников инвестиций, не создает долгового бремени, обычно структурируется так, что контрольные акционеры по-прежнему остаются у руля компании, и минимизирует угрозу того, что крупный пакет попадет в одни руки и будет использован для недружественного поглощения. По уже сложившейся в России практике, на бирже реализуется от 7 (Новолипецкий металлургический комбинат) до 38,5 («Открытые инвестиции») процентов уставного капитала. По объемам привлеченных средств, среди российских компаний с большим отрывом лидирует АФК «Система», которая год назад получила на Лондонской бирже (LSE) 1,56 миллиарда долларов за 19% своих акций.

Трудности превращения компании в публичную и возникающие при этом расходы (в мировой практике — 0,3–9,1% от объема размещения) претендентов не смущают. По крайней мере, 40 российских компаний анонсировали свой выход на IPO в 2006 году.

Богатый на российские IPO 2005 год позволяет выявить наиболее заметные тенденции и попытаться понять, получат ли они развитие и в году текущем.

Акционеры: с деньгами — на выход!

У акций, которые предлагаются компаниями для размещения на бирже, бывает различное происхождение: это может быть новая эмиссия, зарегистрированная специально для IPO, или акции прежних эмиссий, которые выделяют для продажи уже существующие акционеры. В первом случае вырученные средства поступают самой компании, во втором — акционерам. Для владельцев небольших пакетов это хорошая возможность выйти из бизнеса с адекватным доходом и «зафиксироваться», для контрольных акционеров — способ продать часть своей доли и, сохранив контроль над предприятием, разжиться деньгами на личные и предпринимательские нужды. Если взглянуть на российские итоги IPO–2005 с этой точки зрения, то бросается в глаза такой любопытный факт: 57,3% от общего объема размещений — это акции старых эмиссий. Попросту говоря, преобладает не мотив привлечения средств на развитие компании, а мотив «обкэшивания» (от англ. cash — «наличные») владельцев и акционеров бизнеса. Как метко выразился знакомый финансист, «караул устал — караул хочет денег и готов делиться бизнесом». Причины усталости тоже понятны. «Люди слишком долго вели бизнес, не имея хороших возможностей из него выйти», — говорит Евгений Коган, исполнительный директор Antanta Capital. А тут такая отдушина: возможность реализовать свои акции через биржу. Естественно, это никто не указывает в качестве цели выхода на IPO — пишут, например, «реструктуризация задолженности». Кстати, в США количество «уставших» акционеров значительно меньше — 20–25%.

Российские первенцы IPO обычно выходили на биржу с акциями новой эмиссии либо подмешивали к ним чуть-чуть старых, что свидетельствовало об их желании вкладываться в существующий бизнес. Первой компанией, которая провела первичное публичное размещение исключительно для того, чтобы вознаградить своих действующих акционеров, стала аптечная сеть «36,6», которая привлекла в январе 2003 года 14,4 миллиона долларов, разместив на РТС и ММВБ 20% уставного капитала. Зато в 2005 году акционеры устремились по проторенной дороге (на выход с деньгами) дружной вереницей и стали срывать один куш за другим: «Северсталь-авто» (135 миллионов долларов), «Пятерочка» (639 миллионов долларов), «НОВАТЭК» (966 миллионов), НЛМК (609 миллионов долларов) и др.

В интервью Financial Times, спустя два месяца после размещения на Лондонской бирже, член наблюдательного совета «Пятерочки» так пояснил результаты IPO: «„Пятерочка“ не нуждается в деньгах, поэтому полученные на IPO средства в компанию не пойдут».

Большинство опрошенных «Бизнес–журналом» экспертов считают, что «синдром усталости» и желание «выйти с деньгами», по крайней мере, сохранится на прежнем уровне и в текущем году.

Терминология

В классическом понимании, IPO (от англ. initial public offering) — это первичное размещение компанией акций на фондовой бирже, где они становятся доступными широкому кругу инвесторов и превращаются в инструмент биржевой игры. Благодаря IPO компания меняет свой статус с «частной» на «публичную». Чтобы получить листинг на бирже, компании должны соответствовать целому ряду требований биржи и регулятора: иметь отстроенную систему корпоративного управления, понятную инвесторам структуру активов и денежных потоков, а также раскрывать все существенные факты своей деятельности. Чем выше «эшелон» (на российских биржах существуют котировальные списки А1, А2 и Б), тем серьезнее предъявляемые требования. Помимо вырученных от продажи акций средств, публичный статус дает компании множество других преимуществ: повышается ее деловая репутация и известность на рынке, появляется возможность привлекать кредиты и размещать облигации под более низкие проценты и т. д.

В России понятие IPO имеет более широкое значение, чем на Западе, и в него часто включают не только первичные, но и вообще всякие размещения акций на бирже, например:

  • SPO (secondary public offering) — публичную продажу крупного пакета акций действующих акционеров;
  • private offering — частное размещение среди узкого круга отобранных инвесторов с последующим получением листинга на бирже;
  • follow–on — размещение дополнительного выпуска акций.

Лондонские «заезды»

Российский сезон IPO–2005 прошел под лозунгом «Мы идем на Запад!» В качестве площадки для размещения своих бумаг российские компании чаще выбирали Лондонскую биржу, чем российские ММВБ и РТС. 10 : 3 — такой счет в спорте называют разгромным. Счет еще более впечатляет, если его перевести на объемы привлеченных средств: 4 615 миллионов : 294 миллиона долларов.

— Среди причин — в первую очередь, возможность получить большую ликвидность на западных площадках, — говорит Леонид Тучинский, генеральный директор «ТаймЛайн Капитал», экс–директор инвестиционного департамента «РБК Информационные системы». — Кроме того, размещение акций за рубежом имеет для компании статусную составляющую.

Среди других преимуществ западных бирж эксперты называют более качественную и широкую базу инвесторов, а также отлаженное законодательство и регулирование.

— Если говорить об особенностях Лондона как финансового центра, то он отличается очень широким кругом международных инвесторов, которые охотно инвестируют активы именно в международные (не британские) компании, — поясняет Светлана Розанова, менеджер по развитию международного бизнеса Лондонской биржи.

Впрочем, тезис о том, что акции российских эмитентов на Западе получают более высокую оценку, не всегда подтверждается на практике. НМЛК разместился в Лондоне в декабре 2005 по цене 1,45 доллара за акцию, между тем его бумаги на РТС в тот момент торговались по цене 1,49 доллара. Другое дело, что Лондонская биржа, в отличие от российских, способна, не поморщившись, «проглотить» и «переварить» акции на многие миллиарды долларов. Рекордное для российских компаний размещение АФК «Система» на 1,56 миллиарда прошло без сучка и задоринки, с последующим хорошим ростом стоимости акций.

Кстати, в последнее время российские претенденты на IPO больше не устремляют свои взоры в сторону еще более емкой и «прожорливой» Нью-йоркской биржи. Принятый в 2002 году в США драконовский закон Sarbanes-Oxley сделал слишком муторным и дорогим для эмитентов соответствие требованиям регулятора и биржи.

Что касается российских бирж, то пока самое большое размещение акций здесь удалось осуществить ЭКЗ «Лебедянский» — на «скромные» 151 миллион долларов. Но это отнюдь не предел, считают российские эксперты.

— Сейчас ситуация такова, что компания вполне может разместить в России свои акции на сумму 500 миллионов долларов, — считает Дмитрий Ивакин, заместитель директора Департамента фондового рынка Фондовой биржи ММВБ. — Об этом позволяет судить, например, состояние рынка корпоративных облигаций. На облигациях у нас за раз компании «поднимают» и по 10, и по 20 миллиардов рублей (350–700 миллионов долларов). И размещение происходит абсолютно нормально — книга заявок собирается не месяц, а за один день.

О недостаточной развитости отечественного фондового рынка и несовершенстве законов, его регулирующих, говорить можно долго. Но один из экспертов в разговоре с «Бизнес–журналом» объяснил «непатриотизм» выходящих на IPO российских компаний еще и таким образом:

— Российский собственник хочет получить за свои акции деньги, причем не здесь и не «деревянные» рубли. Чтобы потом не пришлось сидеть за колючей проволокой российского валютного законодательства с квадратной головой и размышлять, что с этими деньгами делать. Он хочет получить деньги там, в «правильном» месте, и в «правильной» валюте. Так что тенденции «идем на Запад» и «с деньгами на выход» оказываются в некотором роде взаимосвязанными.

Середняки на старте

Хиты IPO–продаж — по–прежнему крупные компании, особенно из сырьевого сектора. Например, на акции газового гиганта «НОВАТЭК», который выходил на IPO в Лондоне в июле 2005, инвесторы записывались с большим энтузиазмом — заявок оказалось в 12 раз больше, чем акций. Но 2005 год принес благую весть и для российского среднего бизнеса: удачно разместиться на бирже, как показал опыт, может и компания, чья капитализация составляет 40–160 миллионов долларов. За год три компании среднего калибра вышли на альтернативный инвестиционный рынок AIM — специальную площадку на Лондонской бирже, где размещаются небольшие эмитенты и где требования к ним более щадящие. Это Rambler Media, IMS Group и Zirax PLC («Глобал–Каустик»). И еще одна компания — АПК «Хлеб Алтая» — провела на РТС и ММВБ свое IPO, которое тут же заслужило титул самого маленького в истории российского фондового рынка: 10% акций «ушли» за 8 миллионов долларов.

У отечественных бирж — большие надежды как раз на средний бизнес.

— Крупным российским компаниям целесообразно рассматривать Россию как место для размещения определенной части своих акций. А небольшим и средним компаниям, наоборот, логичнее полностью ориентироваться на российские биржи. Здесь их бизнес более понятен, здесь им легче и дешевле найти своего инвестора, — считает Дмитрий Ивакин (ФБ ММВБ).

Среди компаний, анонсировавших свое IPO на 2006 год, «Бизнес–журнал» насчитал, по крайней мере, 8–9, относящихся к среднему бизнесу. Причем большая часть порывается идти именно на РТС и ММВБ, что само по себе отрадная тенденция. И дело тут не только в каком–то абстрактном патриотизме «середняков» — просто, как ни крути, размещаться дома, по всем статьям, в разы дешевле. Вот только «домашние» площадки хорошо бы сделать чуть–чуть поудобнее для биржевых IPO–ристаний.

Обустройство «трассы»

2005 год как раз прошел под знаком повышенной активности ФСФР по части «обустройства» российских биржевых площадок. Раньше у нас было немало законодательных колдобин, мешавших нормальному течению процесса IPO.

— Западная практика такова, что основной доход инвесторы получают, покупая акции в момент IPO по цене размещения, а потом продавая по рыночной, таким образом получая своеобразную «премию» за доверие к бумагам эмитента, — говорит Алла Одинцова, руководитель проектов ИК «Финам». — На нашем рынке, притом что он, в основном, спекулятивный, вторичное обращение бумаг на бирже начиналось лишь после регистрации отчета об итогах размещения акций в ФСФР. А на регистрацию уходил минимум месяц. То есть инвесторы долго сидели с акциями, что было для них не очень интересно.

С 1 января 2006 года это неудобство устранено вступившими в силу поправками к Закону «Об акционерных обществах»: после размещения акций через брокера по открытой подписке эмитент не дожидается регистрации отчета, а просто направляет уведомление в ФСФР. Таким образом, разрыв до начала вторичного обращения сокращается до технического срока, который необходим бирже для включения бумаг в листинг.

Сейчас на повестке дня стоит вопрос допуска к торгам в момент IPO институциональных инвесторов (пенсионных и страховых фондов). На Западе именно они делают погоду при первичном размещении акций, а эмитенты–дебютанты особенно ценят их за то, что те чужды спекуляциям и вкладываются в бумаги надолго. В России же институциональные инвесторы пока не допускаются к торгам в момент IPO, потому что не имеют права приобретать акции, не прошедшие листинг. По мнению экспертов, и это ограничение тоже будет устранено, причем достаточно скоро.

Попутно ФСФР возводит барьеры, чтобы затруднить путь российских компаний на западные биржи. В частности, с помощью «права первой ночи»: собираешься на западную биржу? — размести сперва часть акций на российской. Помимо этого, по вступившим в силу с начала года правилам, российские компании не имеют права размещать за рубежом свои депозитарные расписки более, чем на 35% уставного капитала. Нужно же как–то развивать собственный финансовый рынок!

Особенно глава ФСФР Олег Вьюгин недоволен созданием «компаний–масок», которые используются для вывода российских активов на зарубежные биржи. Это когда владельцем российских предприятий оказывается компания, зарегистрированная не в России, и уже акции этой компании выводятся на зарубежные биржи. В 2005 году нам было явлено две такие «маски»: Pyaterochka Holding N.V., инкорпорированная в Нидерландах, и Evraz Group S.A., зарегистрированная в Люксембурге. Формально — не придерешься. Но административное недовольство госоргана в нашей стране всегда может выйти строптивой компании боком, если у нее нет административного контр-ресурса. Так что карнавалы с переодеванием в костюмы «иностранцев» в российской IPO–практике, скорее всего, закончатся.

В целом, можно констатировать: бум российских IPO только начинается. Индекс РТС растет как на дрожжах: только за 2005 год он поднялся на 83%. В начале 2006 года эксперты ожидали затишья, но за первые две недели после зимних каникул он скакнул вверх еще почти на 25%. В результате притока в экономику нефтедолларов, оживление царит во всех биржевых «эшелонах», а не только в котировальном списке А1, где засели российские «голубые фишки». Для компаний — самое время, пользуясь благоприятной конъюнктурой, дебютировать со своими акциями и получать высокие оценки биржи.

Скорее всего, пик IPO придется на 2007–2008 годы. 2006–й тоже станет годом подъема, и для него самыми актуальными будут лозунги: «Даешь IPO сорока российских компаний! Даешь размещений на 10–15 миллиардов долларов!»

Идеальный IPO–кандидат

Опрошенные «Бизнес–журналом» эксперты набросали приблизительно такой портрет потенциального российского кандидата для выхода на IPO.

  • Стоимость активов, или годовой оборот, составляет свыше 30–50 миллионов долларов (для выхода на российскую биржу) или более 150–200 миллионов долларов (для выхода на западную биржу).
  • Средние темпы развития отрасли, в которой работает компания, превышают 10–20% в год. Таких отраслей в нашей экономике достаточно: металлургия, машиностроение, пищевая промышленность и т. д.
  • Последние 2–3 года компания имеет стабильный рост выручки или активов — желательно, не менее, чем на 30% в год. Впрочем, в исключительных случаях, когда компания выглядит в глазах инвесторов особенно перспективной, они могут закрыть глаза и на убытки. Так, корпорация «Иркут», вышедшая на IPO в 2004 году, согласно отчетности в US GAAP, в 2003 показывала убытки в размере 14,4 миллиона долларов (данные The PBN Company).
Все остальные черты, необходимые для выхода на IPO, компания может приобрести в результате «предпродажной подготовки», которая занимает в среднем 3–4 года.

Дмитрий Денисов
"Бизнес-журнал" №3 от 14 февраля 2006 года.

К списку статей

При использовании информации ссылка на http://finansist.pp.ru/ обязательна!
Copyright © 2006-2012